ДОМОЙ
РАCПИСАНИЕ
О ПРОЕКТЕ


facebook
вконтакте
twitter
О чуде театра и непродуктивности жертвы


Затасканную фразу «театр — это чудо» режиссер Роман Феодори и художник Даниил Ахмедов решили материализовать для детской аудитории не только во вверенном им Красноярском ТЮЗе. Их «феерический» театральный стиль воплощен теперь и в «Русалочке» ТЮЗа Екатеринбургского.
Я абсолютно согласна с популярным мнением: придя в театр, маленький зритель не должен сталкиваться с обшарпанными фанерными кубами, из которых лет тридцать скорбно складывали разнообразные режиссеры незамысловатые сказочные дворцы в своих бюджетно-небогатых спектаклях театра умеренной детской радости. Ребенок должен оказаться в действительно чудесном мире, открыть рот и по возможности не закрывать его до конца представления, поняв: в театре возможно все (еще одно общее место, которое Феодори пытается в своих детских спектаклях сделать зримым). И дальше ходить в театр.
«Русалочка» именно такой спектакль — необычайной красоты и постановочного вдохновения. И пусть Роман Феодори открыто зовет в свой чудесный мир известные приемы, гримы и силуэты Боба Уилсона (вряд ли маленький уральский паренек скоро увидит спектакли самого Уилсона). И пусть он приглашает достижения Нового европейского цирка осенить своим крылом его постановку (ведь девочка Лена Шаматдинова с екатеринбургской улицы Торфорезов ведь не видела спектаклей внука Чарли Чаплина Джейсма Тьерри — так пусть увидит хоть это). Не менее важно, что в Красноярске Феодори находит прекрасного театрального композитора Евгению Терехину, способную написать не только мощный саундтрек к трагической «Колыбельной для Софьи» Алексея Песегова в Минусинске, но и наполнить музыкой детский спектакль, например, «Алиsу» или «Русалочку». Тут и шлягеры, и симфонические арабески, в ритмах которых в огромном, во всю ширь екатеринбургской сцены, аквариуме плавают гигантские молчаливые рыбы, морские звезды и русалки, трепещущие хвостами (большущего морского конька вспомним тоже). Неудивительно, что под музыку Терехиной танцуют в спектакле сложнейшую партитуру актеры хореографа Татьяны Багановой, но удивительно, что совершенно не выбивается из их виртуозного ансамбля юная драматическая актриса Мария Викулина — Русалочка, играющая лирическую взрослую историю о самоотвержении и жертве. И о непродуктивности этой жертвы: спасенный Русалочкой из пучины глуповато-самодовольный Принц в красных сапожках (Сергей Молочков похож скорее на Гвидона, чем на Принца из Андерсена) априори не способен оценить невысказанную любовь тоненькой, непонятной, «особой» девочки. И Викулина играет немую, не озвученную, трагическую жертвенность, когда каждый шаг немыслимой боли — и тот посвящен любимому. Недостойному. В красных сапожках.
Но это — темы для семейного просмотра, для взрослых мам, покинутых взрослыми папами, и пап, спасенных мамами. А уральское дитя во все глаза может смотреть на синеватое подводное царство, хранящее на дне не только раковины и страшные костяные остовы гигантских рыб, но и античные обломки. Оно, это дитя, будет поражаться тому, как живые существа могут плавать в черноте гигантского моря и разговаривать. Он может не узнать памятник Русалочке из Копенгагена (тем более — не бронзовая, а живая девочка сидит на валуне, актриса Маша Викулина), но его наверняка захватит стихия танца, ветра, летящих тканей… И если в «Алиsе» Феодори-Ахмедова сибирский ребенок попадает в мир сюрреалистский, бессюжетный, морочащий, то на «Русалочке» ребенок уральский гарантированно пройдет вслед за Андерсеном все сюжетные перипетии великой сказки.

Специально для ЛИМ