ДОМОЙ
РАCПИСАНИЕ
О ПРОЕКТЕ


facebook
вконтакте
twitter
Так поступают не только женщины

Из просторной кровати встает только что проснувшийся человек. Судя по всему, в его голове еще звенят отголоски весело проведенного накануне вечера. Расторопно появившиеся слуги помогают ему одеться и надеть парик, который затем старательно пудрится. Обладатель парика в это время защищает себя от порошковой атаки старинным прообразом респиратора – приставленным к лицу бумажным конусом. Внезапно в комнату врываются двое молодых людей, сражающихся друг с другом на шпагах. Оружием и красноречием каждый из них старается доказать оппоненту, что именно его возлюбленная воплощает все мыслимые достоинства.
Так начинается спектакль Большого театра «Так поступают все женщины, или Школа влюбленных». Эта опера Моцарта, долгие годы пребывавшая в тени «Дон Жуана» и «Свадьбы Фигаро», стала сегодня одним из самых репертуарных названий. На первый взгляд, перед нами вполне водевильный сюжет с переодеваниями и неузнаваниями: два офицера решили подвергнуть испытанию верность своих возлюбленных, для чего объявили о своем отъезде и тут же вернулись, но уже переодетые в богатых чужестранцев. Наивные девушки не узнали загримированных кавалеров и приняли их ухаживания, к тому же ухитрились обменяться воздыхателями. Но есть в этой шкатулке-безделушке второе дно, благодаря которому опера привлекает внимание все новых и новых режиссеров, вплоть до таких мэтров, как Патрис Шеро, Питер Селларс, Клаус Гут.
В Большом театре ее поставил далеко не такой именитый режиссер – для голландца Флориса Виссера это, пожалуй, самая крупная работа в карьере. Но никакой робости дебютанта в его работе не заметно. Он создал спектакль легкий, озорной и в то же время заглядывающий в глубины моцартовской печали, спрятанной под покровом буффонады. Столь же удачный выбор – дирижер Стефано Монтанари. Экстравагантно одевающийся итальянец, больше похожий на лихого рокера, чем на представителя академической музыки, понимает намеки Моцарта с полуслова, выстраивая ажурную конструкцию из дуэтов и трио.
В опере всего шесть персонажей, на каждую роль по два исполнителя. И это тот редкий случай, когда можно не слишком заботиться о том, чтобы попасть на определенный звездный состав – разве что постараться поймать следующий приезд итальянского маэстро. Ни одной звезды среди участников спектакля нет, зато есть два отличных актерских и вокальных ансамбля. «Так поступают все женщины» может служить рекламной акцией молодежной программы Большого театра, отметившей недавно свое пятилетие. Больше половины занятых в спектакле солистов – сопрано Екатерина Морозова, Алина Яровая, Нина Минасян, меццо Александра Кадурина и Юлия Мазурова, баритон Андрей Жилиховский и бас Олег Цибулько – либо проходят стажировку в молодежной программе, либо недавно завершили ее. Молодежный интернационал, объединяющий певцов из России, Украины, Белоруссии, Молдавии и Армении, получил отличную возможность показать себя и воспользовался ею на все сто.
Справедливости ради назовем и остальных исполнителей, потому что среди них тоже наверняка есть будущие оперные ньюсмейкеры: это сопрано Анна Крайникова, тенора Юрий Городецкий и Алексей Неклюдов, баритон Александр Миминошвили. Постарше остальных лишь бас Николай Казанский – как раз тот самый «старый циник» дон Альфонсо, с пробуждения которого начинается спектакль. Можно держать пари на сотню цехинов, что в скором время кое-кто из представителей этой моцартовой дюжины Большого театра станет известны не только в России. Кто именно – вопрос не только таланта, но и удачи, поэтому от более конкретных прогнозов воздержимся.
Тем более что прогнозы и пари дело все-таки рискованное. Вот Фернандо и Гульельмо (именно они влетели в комнату дона Альфонсо в начале оперы) были абсолютно уверены в том, что их возлюбленные отличаются необычайной верностью и стойкостью. Каждый поставил на это по сто цехинов. Итог? Неплохая прибыль дона Альфонсо, который утверждал, что ни одна женщина не устоит перед соблазном новой любовной игры.
Заметим, что ни у кого не возникает даже мимолетной иллюзии в отношении мужчин. Ни Феррандо, ни Гульельмо не сомневаются в своем праве ухаживать за невестой друга. Точно так же ни Фьордилиджи, ни Дорабелла, ставшие объектом эксперимента, не спорят насчет мужской верности со служанкой Деспиной. Действительно, какой верности можно ждать от мужчин, да еще отправившихся в военный поход (на охоту, на рыбалку)?
Но в результате завязавшейся игры самонадеянные юноши теряют не только деньги. Их покидает уверенность в себе, более того – в прочности мироздания. Переодевшись в дурацкие костюмы мнимых албанцев, они из зрителей сами превращаются в комических персонажей. Они начинают путаться среди декораций, оказываясь то с лицевой их стороны, то с изнанки. На сцене появляется второй зрительный зал, по балкону которого расхаживает дон Альфонсо и следит за грехопадением и тяжким путем познания молодых героев.
Визуальная сторона спектакля – заслуга английского художника Гидеона Дейви. Если и есть в афише «Так поступают все женщины» звездное имя, то это именно он. В его послужном списке топ-театры и топ-режиссеры, а в багаже – отточенный профессионализм и умение работать в интересах команды. Сегодня художник в оперном театре определяет очень многое, но все чаще вместо игрового пространства на сцене сооружается эффектная малоподвижная инсталляция. Сценография Дейви дает режиссеру простор для фантазии, помогает артистам существовать в ней.
На первый взгляд «Так поступают все женщины» может показаться красивым костюмным спектаклем, благо художница по костюмам Девеке ван Рей обеспечила героям возможность менять по ходу дела один эффектный наряд на другой. Но если присмотреться повнимательнее, станет заметно, что всякий раз нам является не только красота, но и ее изнанка. Прежде чем щеголять в новом платье, героини непременно мелькнут перед нами в неглиже с каркасами от юбок на бедрах. Сняв напудренный парик, дон Альфонсо из эпохи рококо прыгает прямиком в наши дни. В такие моменты (а их в спектакле много) сквозь иллюзию проступает высшая правда.
Если мы и герои должны увидеть волнующееся море, то нам будут заметны и слуги, которые приводят в движение сценическую машинерию. Ни Фьордилиджи, ни Дорабелла их не замечают. Это оставляет нам надежду на то, что уж мы-то, прозорливые, не попадем в такую нелепую историю. Напрасно! Так поступают не только женщины и не только в XVIII веке.
К этому надо добавить, что опера идет не на исторической, а на новой сцене Большого театра, что несет в себе как минимум два положительных момента. Во-первых, билеты стоят дешевле, и купить их намного легче. А во-вторых, гораздо меньше шансов получить в соседи расфуфыренных троглодитов, дополняющих впечатления от музыки регулярным включением дисплея айфона последней модели. Скорее всего, рядом с вами будут сидеть люди, которым действительно интересна опера. Вот почему именно этот спектакль, а не пафосные «Травиата» или «Дон Карлос», заслуживает права считаться оперной визитной карточкой нынешнего Большого.

26.10.2014