ДОМОЙ
РАCПИСАНИЕ
О ПРОЕКТЕ


facebook
вконтакте
twitter
Костюмированная шахматная комбинация

«Итальянку в Алжире» молодой Россини создал в 1813 году. Оперу сразу же поставили в венецианском театре Сан­-Бенедетто. Успех был предопределен не только будоражащей, как солнечный луч, музыкой, но и нешуточным патриотическим посылом, упрятанным в недра комической оперы. По сюжету героиня призывает соотечественников, пребывающих в рабстве, поднять головы, а невольники воодушевляются и поют «теперь мы покажем, на что способны итальянцы». В разгар борьбы с Наполеоном все понимали, что этот язык – эзопов. С течением времени подпольная актуальность комедии ушла в никуда, и на поверхность всплыло программное легкомыслие. Решительная и храбрая итальянка Изабелла приезжает в Алжир, где в плену у местного бея томится ее жених Линдор. Но бей Мустафа, которому надоела жена Эльвира, мечтает заполучить в гарем прибывшую красавицу с севера Средиземноморья. Изабелла не теряется и включает искусство обольщения вкупе с внушаемыми владыке небылицами, тем более эффективное, что Мустафа глуп и тщеславен. В финале герои бегут из плена на родину, а
одураченный бей возвращается к преданной супруге.
Режиссер Евгений Писарев (по основному месту работы глава столичного Драматического театра имени Пушкина, в последнее время занимающийся реформированием этой площадки) работал в музыкальном театре впервые в жизни. Однако крепко запомнил главное: оперный режиссер чего­-то стоит, если не мешает певцам петь. Вчитавшись в либретто, постановщик и его сценограф Зиновий Марголин удачно придумали сопоставить действие с шахматной партией. Мол, интрига закрученная, требующая нетривиальных подходов и умения просчитывать на несколько ходов вперед, а хитроумная Изабелла в своем деле — гроссмейстер. Наверняка идея взглянуть на либретто именно таким образом пришла режиссеру в голову после сопоставления двух значений слова «шах» — восточный владыка и момент шахматной партии. Дальше все пошло логическим чередом. Как проходит шахматная игра? За дебютом следуют миттельшпиль и эндшпиль. Писарев строит действие сходным образом. Классическое описание шахматной стратегии и тактики буквально подходит для резюме режиссерских решений. Быстрое развитие событий, контроль центра, обеспечение безопасности, противодействие планам соперника, позиционное маневрирование. Сознание слабостей у противника, атака и защита, комбинации и жертвы. Возрастающая роль пешек и угроза королю. Правда, чтобы уловить прелесть замысла, зрителю нужно как минимум знать общие принципы этой игры. Для тех же, кто не знает, дан недвусмысленный визуальный намек: занавес в черно­-белую клетку и декорации из больших шахматных фигур: конь, ферзь, пешка... В их очертаниях есть и намек на восточные шпили, минареты и башни. Ближе к финалу появится поверженный набок король, громадную фигуру волоком тащат восставшие рабы, и на ее днище нарисованы цвета итальянского флага. Иногда действие несколько суетливо, но отменно сделана, например, сцена обольщения. Изабелла (Елена Максимова), знает, что похотливый Мустафа (Дмитрий Степанович) за ней подглядывает. И, кошкой выгибаясь на цветистом ковре, изображает вульгарную «женщину с прошлым». Или толпа дворцовых обитателей, она же мужской хор: полуголые мускулистые молодцы с огромными усами, в широченных шароварах и в красных фесках, укрываясь по закоулкам, сплетничают не хуже современных старушек у подъезда.
Восточные костюмы Виктории Севрюковой – отдельная песня: матовое золото, зеленый шелк, вышивка – в общем, загляденье. Европейцы одеты в платье по моде 1830-­х годов: дамские кринолины и капоры, мужские сюртуки и старинные шляпы. А за расписной халат с царского плеча, которым турки награждают спутника Изабеллы, старика Таддео (Евгений Поликанин), можно отдать годовое жалованье банкира.
Оркестр под управлением Феликса Коробова волей режиссера включен в действие. Увертюра начинается вообще без дирижера, он приходит через несколько тактов и, укоризненно покачивая головой, пеняет музыкантам за самоуправство. Россини у Коробова звучал вполне симпатично, хотя и без особой пикантности. После этого поднятый на уровень сцены оркестр опустился вниз, в яму, и началось пение… В бельканто блистал приглашенный на партию Линдора Максим Миронов. Этот уроженец Тулы, давно работающий на Западе, с такой легкостью преодолевал «завалы» россиниевских каденций, что его матовый глубокий тенор героя-любовника ранил сердца публики, как Амур — стрелой. Участие в московской «Итальянке» Миронова, россиниевского исполнителя от бога и превосходного актера, само по себе делает постановку событием. И спасибо Музыкальному театру: он дал возможность «живьем» услышать удивительного певца, которому устраивают овации в лучших оперных домах Европы. В другом составе Линдора поет превосходный Сергей Романовский. Так что слушатель в любом случае не будет в пролете.

Газета.ru, с изменениями