ДОМОЙ
РАCПИСАНИЕ
О ПРОЕКТЕ


facebook
вконтакте
twitter
Большая опера

автор: Петр Поспелов
событие: Дон Карлос

В Большом театре уже давно не появлялись спектакли, в которых постановочная группа единогласно добровольно складывала бы весь свой нелегкий труд к подножию композиторского замысла. Последним таким спектаклем была, вероятно, «Сила судьбы», тоже опера Верди, перенесенная в 2001 году на сцену Большого из неаполитанского театра Сан-Карло. Нынешний «Дон Карлос» - спектакль оригинальный, созданный интернациональной командой, во главе которой стоял режиссер Эдриан Ноубл - бывший руководитель и директор Королевского Шекспировского театра. Вместе с художниками Тобиасом Хохайзелем (сценография) и Морицем Юнге (костюмы), а также художником по свету Жаном Кальманом и хореографом Дарреном Россом он сделал работу, всецело отвечающую большому стилю исторической оперы. Спектакль не музейный - это свободная художественная фантазия, но в нем красиво экспонированы основные слагаемые оригинала.
Взят не изначальный пятиактный парижский, а более поздний миланский вариант оперы в четырех актах: спектакль в Большом идет с одним антрактом, при этом длится полных четыре часа - но и в миланском варианте сохранены грандиозность стиля и пышность оркестровки (обязательные для Парижа четыре фагота звучат с мрачной торжественностью). Романтический Шиллер тоже чувствуется, как и пышный Веласкес, - в удаленной перспективе нет-нет да и появляются таинственные фигуры. А при этом работа по духу британская, джентльменская - колорит декораций сдержанный, пропорции изящны, а в поведении артистов, несмотря на неистовство страстей, соблюдается чувство меры. Массовые сцены, которых немного, решены просто и эффектно: сцена сожжения еретиков зловеща и впечатляюща, несмотря на запрет применения открытого огня. Добротная режиссура, намеренно сработанная так, чтобы о режиссуре никто не говорил, вызывает уважение.
Подобный подход к решению спектакля призван прежде всего помочь артистам сосредоточиться на пении и ролях - слабому артисту в такой эстетике делать нечего. Большой выставил целый комплект артистов-первачей - людей весьма известных, которые между тем в премьерах Большого никогда не пели.
Скажем сразу, с фигурой самого Дон Карлоса связано некоторое разочарование. Андреа Каре - обладатель хорошего спинтового тенора - на премьере был не в лучшей форме: каждый свой выход он браво начинал, брал красивые ноты, но быстро уставал, начинал комкать линию и с трудом допевал эпизод. Драматически почти все сцены с участием главного героя получились вялыми - и хотя его партнеры в дуэтных сценах старались за двоих, без обоюдного накала ничего не выходило.
Возлюбленную инфанта - мачеху Елизавету - спела Вероника Джиоева, спела не всегда точно в деталях и словно по наитию, зато молодым и свободным звуком. А в партии принцессы Эболи явилась знаменитая Мария Гулегина, для которой выход в «Дон Карлосе» стал вообще дебютом в Большом. Гулегина провела партию, которую обычно поют меццо-сопрано, без особой густоты в нижнем регистре, зато сохраняя фирменную яркость в верхнем, в целом разнообразно, без лишнего форсирования, гибко и с оттенками - а главное, голос опытной артистки звучал все еще обаятельно и свежо.
Уверенную работу - партию жестокого и слабого короля Филиппа - сделал Дмитрий Белосельский, обладатель могучего баса и эффектной внешности. Запланированной удачей спектакля стал его дуэт с Великим инквизитором - оппонентом молодому певцу стал ветеран театра, участник премьеры «Силы судьбы», Вячеслав Почапский, чей бас звучал раскатисто и грозно. Монаха, на поверку оказывающегося Карлом Пятым, тоже мощно спел Николай Казанский. Можно было бы сказать, что из числа мужчин погоду на премьере обеспечили басы, если бы не баритон Игорь Головатенко, чья работа стала самой блестящей в спектакле.
Молодой артист театра «Новая опера», семимильными шагами выходящий в первые баритоны российской сцены, предстал именно тем персонажем, в ком воплотилась эстетика спектакля. Благородный друг главного героя маркиз ди Поза, отдающий жизнь за идеалы свободы, пел элегантно, крепко и легко, выдавая одну за другой полноценные баритоновые кульминации, а статная фигура, широко вышагивающая в камзоле и ботфортах, и привлекательное лицо светились неотразимым обаянием.
Подготовку премьеры, по счастью, не сорвал внезапный уход из театра главного дирижера Василия Синайского. Роберт Тревиньо довел работу до конца и четко провел премьерный спектакль, помогая певцам и собирая целое не без некоторых потерь ансамбля по ходу дела.
Премьерный цикл продлится в ежевечернем режиме по 22 декабря; есть и второй состав - а потом спектакль имеет все шансы стать репертуарным, благо его устройство располагает к быстрым вводам новых певцов - будь то звезды-гастролеры или восходящие отечественные таланты.


Ведомости