ДОМОЙ
РАCПИСАНИЕ
О ПРОЕКТЕ


facebook
вконтакте
twitter
Труффальдино из Космоса

Жолдак в Питере — это загадочная история. Помню, как на прошлогодней церемонии «Золотой Маски» я поздравила Кехмана, получившего за отсутствующего режиссера все премии, присужденные его «Онегину», и спросила, когда можно будет приехать и посмотреть спектакль. «Он снят с репертуара», — был мне ответ. Сейчас, правда, вернули. Жду на нынешней уже «Маске» приезда в Москву «Мадам Бовари» — нет, не приедет. Сказали, таково решение директора. Прошлой осенью радостно читаю на афише Александринки объявление о грядущей постановке «Трех сестер» — откладывается. Наконец, еду в БДТ на премьеру спектакля Жолдака «Слуга двух господ» Гольдони — и прямо в назначенный день узнаю из интервью Андрея Могучего о том, что премьера переносится, название меняется и все непросто. 7 мая спектакль под названием «Zholdak Dreams: похитители чувств» все-таки вышел. Говорят, он ничем не отличается от открытой репетиции, которую я видела 29 апреля. А «Zholdak Dreams» — подходящее название для любого спектакля Жолдака, чем он и интересен. Не стоило так волноваться.

Хотя правда и то, что в этот раз поток театрального сознания одного из самых креативных и стилеобразующих — на мой взгляд — современных режиссеров вынес его на такие берега, что он и сам удивился и заявил в начале представления с большого экрана: мол, честно начав репетировать по тексту Гольдони, как-то заскучал и решил довериться своим импульсам и плыть по течению собственных ассоциаций. Начал с космоса — стенографически воспроизводя свидетельства американских астронавтов, слышавших с обратной стороны Луны какую-то музыку, похожую на хоралы Баха. И хотя на сцене красивейшего Каменноостровского театра всего лишь комната в доме Панталоне, который выдает свою дочь замуж за сына доктора Ломбарди, и все персонажи классической пьесы здесь налицо, комната эта необычна и как-то разомкнута в Космос, во Вселенную (художник постановки — совсем молодой и многообещающий Даниэль Жолдак). То за ее пределами вдруг повиснет, словно в невесомости, Труффальдино, то все бросаются к окнам и не могут оторвать глаз от некого непонятного для зрителей, но, несомненно, величественного и прекрасного зрелища. Кажется, они даже видят ангелов!

Впрочем, ангелов видим и мы — двух Черных Ангелов, призванных проверить на прочность и по возможности разрушить те самые чувства, ради торжества которых все как бы и происходит. Чувства у каждого свои: у мафиозо доктора Ломбарди — к еде, у трансвестита Панталоне — к слуге, у Клариче и Сильвио — друг к другу в качестве сексуальных партнеров. Сами Черные Ангелы — это две прелестные современные девушки с пирсингом и забавными кукишами-косичками на голове. Криком и движениями рук они открывают двери, манипулируют героями и делают еще многое из того, о чем рассказывается в фильмах для подростков. Вот они, маски, взятые из сегодняшней жизни, будто говорит режиссер. И на наших глазах лихо смешивает театральные и кинематографические штампы, гендерные проблемы, изощренные технические приемы и даже откровенное хулиганство в виде пожелания себе самому успеха от Ромео Кастелуччи. Такая гремучая смесь. Даже зная Жолдака, сидишь раскрыв рот и испытываешь ни с чем не сравнимое удовольствие от его фантазии, не знающей границ и запретов, от того, что просчитать и предугадать его решительно невозможно. Думаю, даже те, кому это неинтересно, согласятся, что больше так никто не умеет.

Апофеозом технократических, а ля Тарантино и «Матрица», масок становится появление киборга — Флориндо. У него наполовину искусственный мозг и сверхъестественные способности. Он правит бал во втором акте — и хотя режиссерская энергия по-прежнему не иссякает, меня лично подростковые радости здесь уже утомляют. За беспрерывной пальбой неразличим космос — а он так внятно и сильно был заявлен вначале. Трансформировать архаический театр в современное искусство с помощью техники пытались многие, за эту грань еще в начале прошлого века заглядывали и Крэг, и Мейерхольд, но век все равно прошел под знаком живого актера и помогающего ему раскрыться режиссера. Жолдак вплотную подходит к опасной черте: что там, вдруг и в театре техника скоро окончательно вытеснит человека?

Тут самое время сказать о том, как работают актеры в этом спектакле. А работают они превосходно! Начать нужно с Полины Дудкиной и Сергея Стукалова, которые сидят слева за пюпитрами и виртуозно озвучивают всех (!) персонажей. Это еще одно жолдаковское ноу-хау — как когда-то камеры и экраны на сцене, которые сегодня стали общим местом. То, что текст за всех героев произносят другие актеры, которые к тому же еще и вздыхают, и чмокают, и хохочут, создает удивительный эффект. Это и возвращение к истокам театра (в конце концов, марионеток тоже озвучивали голоса за ширмой), и еще одно проникновение кинематографа на сцену, и некое новое качество традиционного остранения. Интересно, что многочисленные гэги и лацци — куда же без них в комедии Гольдони — при этом не только не проигрывают, но выглядят свежее. С очень трудной задачей справляются Александра Магелатова и Надежда Толубеева — Черные Ангелы, которые буквально не сходят со сцены и организуют действие. На открытой репетиции режиссер призывал их ускорить темп, но мне кажется, что некоторые сцены буксовали не из-за недостатка актерского драйва, а из-за чрезмерного повторения одного и того же приема, что Жолдак очень любит. В спектакле прекрасно работают и стажерская группа, набранная в БДТ Андреем Могучим, и артисты из основной труппы, и приглашенная на роль Беатриче замечательная Елена Калинина — жаль, в паре с киборгом-Флориндо ей не удалось полностью раскрыть лирическую тему своей героини.

И первый, и второй акты заканчиваются попыткой хэппенинга — надеюсь, что на премьерных спектаклях, предназначенных в первую очередь для неискушенного и не отягощенного штампами восприятия молодого зрителя, он таки и происходит. Жолдак не зря заявил, что рефлексирует не только о себе, театре и кинематографе, но и «о том, что чувствуют молодые люди». Люди эти, кстати, имеют свой взгляд на происходящее — возвращаясь с Каменного острова, я услышала, как молодой человек советовал своей девушке еще раз прийти на спектакль: «Ты выключи мозги и просто наслаждайся». Наслаждаться есть чем и с включенными мозгами, но одно подозрение у меня все-таки возникло: а не является ли представление режиссера о том, что нужно этим самым молодым людям, представлением слишком взрослого и умудренного человека, отягощенного непосильным для них культурным багажом? В свое время зрители комедии дель арте кричали от восторга, безошибочно считывая каждую реплику и каждую эмоцию, а сегодня многим спектакль Жолдака представляется этаким театральным ребусом, который надо напряженно разгадывать. И новые маски не каждому близки и понятны, и даже азартно исполняемая всеми участниками спектакля песня под занавес не может примирить тех и этих. Такое вот красноречивое путешествие в мир прошлого и будущего театра получилось…

А за БДТ можно только порадоваться. Две интересных премьеры с прекрасными актерскими работами (все рецензенты «Пьяных» в постановке Андрея Могучего пишут именно об этом). И ощущение нового, легкого дыхания, которое так нужно всем прославленным и знаменитым.


Петербургский театральный журнал