ДОМОЙ
РАCПИСАНИЕ
О ПРОЕКТЕ


facebook
вконтакте
twitter
Услышь меня, ну, пожалуйста!..

автор: Ирина Алпатова
событие: Кот стыда


Современная пьеса, при том что она сегодня активно развивается, не такой уж частый гость на российских сценах. А поэтому огромный респект РАМТу и его художественному руководителю Алексею Бородину за то, что он уже не в первый раз рискнул включить в репертуар спектакль по современной драматургии. Причем в этот раз количество авторов утроилось, поскольку режиссер Марина Брусникина сделала спектакль сразу по трем пьесам молодых драматургов. В основу спектакля «Кот стыда» легли одноименная пьеса Таи Сапуриной, «Март» Ирины Васьковской и «Ба» Юлии Тупикиной. Неизбежные в этом случае купюры отнюдь не убили индивидуальность каждого автора, зато Марине Брусникиной удалось сценически рассказать общую историю, сложившуюся из отдельных драматургических паззлов в цельную и очень реалистическую картину.
Реалистическую не в том смысле, что «картина» эта сделана под «передвижников». Нет, это самый настоящий театр, с его игровой стихией, виртуозным актерским жонглированием ролями и прочими вполне комедиантскими приемами. Просто едва ли не каждую из этих фраз ты слышал у себя дома, в своей семье, порой просто вздрагиваешь от подобных узнаваний. Да и эти проблемы не только персонажей пьес и героев спектакля, но и твои собственные. Речь-то о семье, «дочках-матерях», бабушках-дедушках, мужьях и возлюбленных, друзьях-подругах. О том, что ты говоришь, а тебя не слышат. Слова летают, как снежинки за окном, как мячики в руках жонглеров, падают, сталкиваются, теряют смысл – в человека не попадают. Есть в этом что-то чеховское, только сегодня все определеннее, жестче, грубее.
И художник Николай Симонов объединяет три истории в одном пространстве. Комната без стен, распахнутая всем ветрам, одинокое окошко на заднике: за ним то снег, то дождь, рассвет сменяется закатом, вот только проблемы никуда не уходят. И сидят наши герои на длинном, во всю комнату диване, разговаривают, кричат, спорят, ругаются, мирятся, пьют вино, поют «Летят утки»… А жизнь проходит, и порой ее не хватает для того, чтобы помириться, обняться, услышать, наконец, друг друга.
Марина Брусникина с помощью единой актерской команды сценически решает эти отдельные эпизоды общей истории в разных приемах. В «Коте стыда» -- экспрессивная актерская скороговорка и стремительные приходы-уходы персонажей, похожие на молниеносные сражения. Отчаянные монологи девушки, помеченной в программке как Первое лицо – Дарья Семенова, и банальные до зубовного скрежета, но такие искренние в своей заботе реплики Бабы Вали – Марии Рыщенковой. Забавные пируэты Мамы – Янины Соколовской, пытающейся задвинуть назад все время вылезающего на первые позиции Любовника – Дмитрия Кривощапова. Смешная мимика Дедушки, которого уже нет – Максима Керина, заключенного в рамку семейного портрета. И щемящий, трогательный до слез эпизод с перемещением Бабушки в эту же рамку… Марина Брусникина в этом спектакле совершенно замечательно синтезирует смешное и печальное, без дидактики и всяких нравоучений. Эти перепады настроения говорят сами за себя, задают атмосферу, направляют эмоциональный поток. И, наконец, последний монолог Дарьи Семеновой, смотрящей уже в прошлое, о том, что не успела, не сказала что-то очень важное. Поздно, не вернуть…
И тут же, почти без пауз, наступает «Март» -- история более жесткая, страшноватая, сыгранная той же актерской командой отчаянно и без реверансов в сторону своих персонажей. И важно примерить на себя все роли, все ипостаси, ведь как актеры, так и зрители – одновременно родители и дети, бабушки и внуки, влюбленные и разочарованные. В этом спектакле никто не пользуется «старящим» гримом и не начинает припадать на обе ноги, демонстрируя артрит с радикулитом. Меняются прически, наряды и интонации, а все та же игра довершит остальное. Только что игравшая девушку Дарья Семенова в «Марте» становится Кочкиной, матерью непутевой, сбежавшей из дома дочери Маши – Нелли Уваровой. Это, пожалуй, самый сильный эпизод спектакля, и прежде всего благодаря Уваровой, без всякого пафоса сыгравшей по-настоящему трагическую судьбу своей героини. Здесь есть одиночество как бездна, беззащитность от нелюбви и непонимания, тоска бродячей собаки, отбившейся от стаи, ершистость и вызов, насмешка над нелепой семейкой и понимание, что другой не будет, сколько не ищи. А красавица Янина Соколовская вдруг примеряет на себя образ нелепой и несчастливой соседки-перестарка, по старинке пирогами так неумело «соблазняющая» брошенного Машей мужа Мишу – Дмитрия Кривощапова. А тот, ни рыба-ни мясо, чистюля-неудачник, оказывается для Кочкиной куда дороже непутевой дочери: такой вот внезапно обретенный сын. Поговорим о странностях любви…
Впрочем, заканчивается спектакль на более оптимистичной ноте, взятой Юлией Тупикиной в ее достаточно известной пьесе «Ба». И тут наступает момент соло для актрисы Анны Ковалевой, бенефисно играющей эту бабку, приехавшую к внучке в большой город из своей сибирской деревеньки и тут же начавшей устанавливать свои порядки. «Ба» играется сочно и весело, в более привычных приемах, зато подводит публику к финалу, который дает надежду. На то, что все семьи несчастливы по-своему, а счастье всегда одинаково: когда все вместе и, наконец, удалось услышать друг друга, простить старые грехи и подумать немножечко не только о себе, но и о тех, кто рядом.
Между прочим, на этот спектакль категорически рекомендуется идти вместе с подрастающими или уже взрослыми детьми, да и родителей не мешало бы прихватить. «Кот стыда» -- это не просто очень качественно сделанный спектакль с хорошей драматургией и прекрасными актерскими работами, но и некий психотерапевтический сеанс, весьма полезный, кстати.



Специально для ЛИМ