ДОМОЙ
РАCПИСАНИЕ
О ПРОЕКТЕ


facebook
вконтакте
twitter
Древо танца

Балетная труппа музтеатра Станиславского и Немировича-Данченко представила российскую премьеру балета Иржи Килиана "Восковые крылья", которая завершила международный фестиваль DanceInversion и вошла в программу "Вечер балетов Килиана", в конце которого ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА решила, что Килианов много не бывает.
"Восковые крылья", поставленные 16 лет назад на музыку композиторов разных веков (Генриха Бибера, Джона Кейджа, Филиппа Гласса и Баха) для главной труппы Нидерландского театра танца (NDT 1), относятся к "черно-белому" периоду творчества хореографа, названному так из-за цветовой гаммы спектаклей. На "Вечере Иржи Килиана" музтеатр Станиславского показывает три спектакля этого периода: "черные" "Восковые крылья" его открывают, а завершают "белые" балеты на музыку Моцарта -- "Маленькая смерть" и "Шесть танцев".
Поставив "Крылья" первыми в программе, музтеатр сам обозначил приоритеты: в финале вечера обычно показывают самое интересное. Действительно, оба моцартовских балета выглядят эффектнее новинки, в которой нет ни искрометного остроумия "Шести танцев", ни элегичной сексуальности "Маленькой смерти". Нет и трансформации хореографической лексики, как в "Бессоннице" -- завораживающей новелле о путешествии в дебри подсознания, помещенной между "черно-белыми" опусами Килиана.
"Восковые крылья" -- очень сдержанный балет. Его единственный аттракцион -- большое дерево, прикрепленное корнями к колосникам и осеняющее центр сцены своей густой безлистной кроной (сценограф Майкл Саймон). Тем, кто любит искать конкретный смысл в любой хореографической абстракции, это перевернутое дерево да и название спектакля дают право говорить о небесах, опрокинутых на сцену, о полете Икара, о трагическом финале этого парения. Однако сценических доказательств такой трактовке нет: четыре пары, одетые с чрезвычайной простотой (женщины -- в черные купальники, мужчины -- в черные брюки и полупрозрачные майки), выступают из тьмы задника, а после 25 минут беспрерывного и, как всегда у Килиана, завораживающе красивого танца исчезают в той же тьме. За исключением мужчины и женщины, кружащихся в объятии в луче меркнущего света.
Аскетизм спектакля призван сконцентрировать внимание на его пространственном решении: как раз тут "черные" "Восковые крылья" и дают фору своей "белой" оппозиции. В первой части хореограф виртуозно работает с малыми ансамблями, соединяя, подменяя, трансформируя дуэты в трио, квартеты, октеты, охватывающие все пространство сцены. Неуловимо меняя амплитуду движений и скорость комбинаций, Иржи Килиан манипулирует зрительским восприятием, как маг: выделяя одну группу танцующих и нивелируя другую, он перемещает центр композиции в разные точки сцены. Вторая часть балета состоит из мужских вариаций, структурированных женской четверкой: разбросанные по сцене танцовщицы, словно в рапиде, имитируют бег на месте, в то время как мужчины проносятся между ними в прыжково-вращательном слаломе виртуозных комбинаций. Завершает балет серия лирических дуэтов, в которых отношения мужчины и женщины раскрываются во всей психологической сложности, словно иллюстрируя признание Килиана в том, что его вполне формальный интерес к взаимному движению объектов уравновешивается эмоциональным желанием познать движения человеческой души.
За три года, прошедшие со дня постановки первых шедевров Иржи Килиана, в музтеатре Станиславского уже образовалась стойкая группа килиановцев. В "Восковых крыльях" в эту группу вошла Эрика Микиртичева, которая выделяется среди опытных коллег слишком активной мимикой и рыхловатой подачей хореографического текста. Импульсивность стиля Килиана -- все эти нервные микроронды, секундные ритмические сбои, еле уловимые сбросы поз, противозаконные скосы стоп -- точнее всех передает Оксана Кардаш. Но героями премьеры все же стали мужчины: коварства сложных вариаций -- их быстрый темп, непривычную координацию, перебитую вертикаль корпуса во время вращений -- они одолели с неожиданной лихостью. И хотя российские "Восковые крылья" выглядят академичнее, чем в исполнении западных трупп (классический акцент наших танцовщиков не исчезнет за пару месяцев репетиций), однако, судя по другим, уже растанцованным спектаклям программы, музтеатр Станиславского готов работать над своим современным произношением деятельно и неустанно.

Коммерсант